Боб Лутц рассказал о гибели «лишних» марок концерна GM

Боб Лутц рассказал о гибели «лишних» марок концерна GM

Финансовый кризис 2008 года больно ударил по американской автомобильной промышленности. Самостоятельно из него смог выбраться только Ford, резко сократив затраты на разработку новых моделей и лишившись при этом многих экспортных рынков. Многострадальный Chrysler и так дышал на ладан, разорвав годом ранее сотрудничество с компанией Daimler, так что уже в 2009-м началось его объединение с компанией Fiat. Третий гигант, General Motors, сохранил формальную независимость, но лишь благодаря колоссальным вливаниям со стороны правительства США. Однако чиновники тогда поставили длинный ряд условий, и одним из главных было сокращение обширного портфеля брендов. О том, как и почему принимались непростые решения по «убийству» некогда знаменитых марок, поведал в интервью зарубежной прессе знаменитый управленец Боб Лутц, в те годы бывший заместителем председателя правления GM.

Назначенные президентом США Бараком Обамой финансовые надзиратели, по мнению Лутца, совсем не разбирались в автомобильной промышленности. Изначально они предлагали сократить General Motors до двух марок — Chevrolet и Cadillac, к которым вопросов не было. Поэтому топ-менеджерам концерна пришло отчаянно отбиваться от нападок финансистов, приводя доводы в пользу каждой висящей на волоске марки.

В случае с брендом Buick (между прочим, старейшим действующим автопроизводителем Америки) все вышло достаточно просто. Несмотря на хроническую убыточность в США, Buick к тому моменту хорошо закрепился на рынке Китая. Если в Штатах за 2008 год было продано 137 тысяч Бьюиков, то в КНР — 259 тысяч. Именно это обстоятельство помогло относительно легко отстоять марку перед финансистами.

Иначе обстояли дела с брендом GMC, который ревизоры считали не более чем дополнением к Chevrolet (и вообще-то были недалеки от истины). Эту марку спасло лишь ее относительное финансовое благополучие и прибыльность. На руку GMC сыграла и специализация на пикапах, внедорожниках и кроссоверах, ведь позиции автомобилей этих классов традиционно сильны в Америке.

А вот Hummer даже сам Боб Лутц никогда не воспринимал самостоятельной маркой. Первоначально Hummer должен был стать моделью GMC, однако руководство концерна все же совершило ошибку, выделив Хаммеры в отдельный бренд, для чего потребовалось расширение модельного ряда до трех машин. Убедительных доводов за сохранение этой марки в 2008 году не нашлось. А современный электромобиль GMC Hummer EV наглядно показал, что Лутц был прав.

Пожалуй, самой тяжелой утратой, по его мнению, стал Pontiac. Правительственные финансисты считали эту марку лишней и убыточной. Несмотря на все доводы Лутца о новом имидже Понтиака и большом интересе к нему со стороны молодых покупателей, переубедить менеджеров он не смог. Потерю марки Pontiac Боб Лутц считает главной трагедией той бойни.

А вот шведский Saab Лутцу нисколько не жаль. Еще до кризиса он годами убеждал остальное руководство GM, что от скандинавского актива нужно избавиться, но это решение постоянно откладывалось «на следующий год». Всякий раз, когда в GM пытались сделать Saab более привлекательным для массового покупателя, это не давало результата. В 1998—2007 годах объем выпуска автомобилей Saab составлял 125—135 тысяч машин ежегодно и упорно не желал расти, а в 2008-м он упал до 90 тысяч штук — и уже в декабре того же года было принято решение о продаже компании. Увы, как мы сейчас знаем, Saab этого не пережил.

Не вызывает у Боба Лутца сожаления и закрытие бренда Saturn, который был создан в восьмидесятых специально для конкуренции с захлестнувшими США недорогими японскими автомобилями. Управленец считает, что к концу нулевых годов Saturn полностью изжил себя, ведь к тому времени марка Chevrolet тоже обзавелась компактными моделями и поменяла свою дилерскую стратегию. У концерна GM не оставалось причин, чтобы сохранять бренд Saturn и далее. Кстати, его тоже хотели продать, но не смогли.

Для тех, кто так или иначе интересуется автомобильной промышленностью, это интервью Боба Лутца не стало шокирующим откровением, но помогло понять логику действий шестнадцатилетней давности. Ведь речь идет об одном из самых важных моментов в истории автопрома Америки, определившем его сегодняшний облик.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *